Трамплин для бизнеса экс-депутата Бекхана Агаева

Бизнес-империя известных предпринимателей и политиков Агаевых расширяется за счёт новых проектов. 

Какую роль в этом играют депутатский статус и их связи в политическом истеблишменте. Как стало известно корреспонденту The Moscow Post, компания бывшего депутата Госдумы Бекхана Агаева «Юг-нефтепродукт» стала партнёром ГК «Основа» Александра Ручьева в строительстве комплекса апартаментов MainStreet на западе Москвы.

Это уже не первый их совместный проект: вместе они занимаются возведением жилого комплекса Red7 в самом центре Москвы. Застройщиком MainStreet  выступает ООО «Воскресение», 25% контролирует как раз структура Бекхана Агаева.

Таким образом, строительство новых апартаментов в столице пополнило пул бизнес-начинаний семейства Агаевых. Напомним, что отец Бекхана, Ваха Агаев, и поныне заседает в Государственной Думе. Только, в отличие от сына, примкнувшего в период депутатской каденции к партии «Единая Россия», народные чаяния пытается воплотить вместе с фракцией КПРФ.

Агаевы уже много лет известны широкой публике, как успешные бизнесмены, которые на определённом этапе «развития» своих предпринимательских способностей подались в политику. Аналитики сходятся во мнении, что для семьи Агаевых уход в политику нужен был исключительно для продвижения собственных бизнес-интересов. Впрочем, и без этого малоприятного для народных избранников факта, их репутацию трудно назвать кристально чистой.

Удивляет беспринципность отца и сына Агаевых: такое ощущение, что им абсолютно наплевать, от какой политической силы выдвигаться во власть. Или отец и сын исповедуют совершенно разные политические взгляды? Поверить в это трудно.

Да и по большому счёту, какая разница, от какой партии идти в Госдуму, если мандат в любом случае даёт множество дополнительных возможностей для лоббирования своих бизнес-проектов?

В своё время с этим был связан большой скандал. Когда Агаев-младший выдвигался в депутаты Госдумы в 2011 году, мандат он получил не сразу. Он достался ему только после отказа от своего мандата главы национальной ассоциации «Удмурт Кенеш» Николая Мусалимова.

До сих пор непонятно, почему Мусалимов, победивший на выборах, резко передумал идти в политику. По слухам его «уговорили» представители Агаевых. То ли угрозами, то ли выгодным предложением с большим количеством нулей: разменять место в нижней палате парламента на безбедную жизнь.

Вне зависимости от этого, Агаевы в Госдуме продолжили заниматься тем же, чем занимались и всегда — решением своих бизнес-вопросов. Только уже изрядно подкреплённые теми возможностями, которые даёт кресло народного избранника. На каком месте в этой ситуации оказались интересы их избирателей — не знает никто.

Family business Агаевых

А решать бизнес-вопросы Агаевы умеют. Как это всегда и бывает, фамилия их семьи звучала в СМИ задолго до начала политической карьеры. Прежде всего, конечно, отца Вахи, создателя бизнес-империи, оперативным управлением которой сегодня занимаются его сыновья Бекхан и Батыр.

Именно с Вахой Агаевым связывают борьбу за экспорт кавказской нефти после второй чеченской войны. Будто бы в начале нулевых Вагах Агаев с помощью офшорных схем заделался владельцем предприятий, контролировавших перевалку «чёрного золота» за границу через морской порт в Туапсе.

До 2004 году это был практически единственный путь экспорта нефти из Чеченской республики, где её тогда ежегодно добывалось на миллиард рублей. Ключевой структурой во всей схеме была компания «Юг-Нефтепродукт» — как раз та, которой сегодня умело управляет Агаев-младший.

Говорят, что между 2004 и 2006 годами доходный канал Вахи Агаева очень заинтересовал компанию «Русснефть» Михаила Гуцериева. В тот период времени «Русснефть» была единственным серьёзным конкурентом «Роснефти» на юге страны. Последняя жаждала получить контроль над «Краснодарским НПЗ», принадлежащем Вахе Агаеву.

В итоге длительной подковёрной борьбы предприимчивое семейство сделало свой выбор и смогло договориться: НПЗ достался «Русснефти» Гуцериева. Тогда Бекхан стал председателем совета директоров завода, а позже вошёл и в управление дочки «Русснефти».

По слухам, чтобы конфликт между двумя нефтяными структурами был решён полюбовно, потребовалось посредничество главы Чеченской республики Рамзана Кадырова. По слухам, Ваха Агаев и до, и после этого неоднократно прибегал к помощи Рамзана в «разрешении» спорных ситуаций с конкурентами. Причём, самыми разными методами. Якобы, выходец из Чечни Агаев и поныне очень дружен с главой республики.

Действительно, связи с сильными мира сего, политиками и видными представителями госсапарата творят чудеса. Представляется, что Агаевы быстро переняли не самые благовидные привычки некоторых представителей российского истеблишмента. Например, фиктивные разводы.

В 2013 году на этой ниве у Агаева-младшего случился самый настоящий казус: из его деклараций «вдруг» пропала супруга. На которую, судя по всему, была переписана значительная часть активов бизнесмена и политика.

По данным его декларации за 2012 год Бекхан заработал 18,22 млн рублей: больше, чем все остальные четверо депутатов Госдумы от Удмуртии вместе взятые. В декларацию включили и трёх несовершеннолетних детей. При этом будто бы никто из членов семьи, включая самого Бекхана не имел в собственности ни недвижимости, ни автомобилей.

Вот только годом ранее Бекхан Агаев задекларировал заработок в размере 31,89 млн рублей, также оказавшись самым богатым из пятерки удмуртских народных избранников. Однако тогда депутату в его декларации кроме троих детей сопутствовала и супруга с доходом на уровне 44,5 млн рублей за год.

Конечно, депутату тут же посыпались вопросы: куда делать жена? Тогда Агаев-младший якобы не нашёл ничего лучше, чем отмахнуться от журналистов. Будто бы он состоит в гражданском браке, а жена в прошлой декларации оказалась по некомпетентности его помощника. Удивительная метаморфоза, чтобы скрыть свои реальные доходы?

Живи красиво, но тихо

А скрывать семье Агаевых, судя по всему, действительно есть что. По слухам, в 2009 году Агаев жаловался на свою Ferrari-430 стоимостью 240 тыс. долларов (около 7 млн. рублей). Будто бы его не устраивала потеря былой резвости спорткара из-за не вполне качественного российского бензина. По слухам, еще один подобный автомобиль Бекхана, Ferrari-599, постоянно базируется в Европе, и таких проблем не испытывает.

Говорят, что решить проблему с Ferrari Бекхану помогли профессиональные тюнинговщики из Германии, которые устранили все недостатки вплоть до звука выхлопа. Будто бы после такого «оздоровления» люксового авто его стоимость возросла до 12 млн рублей.

Еще одна «мутная» история с Агаевыми связана с получением Вахой Агаевым трёх элитных квартир в московском ЖК «Остроженка, 11», которые он якобы переписал на свою семейную компанию «Юг-Нефтепродукт». По некоторым оценкам, их общая стоимость составляет порядка 1.8 млрд рублей.

По сути, это один огромный 813-метровый пентхауз с садом, фонтаном и лоби для гостей. Вот только официальный доход Агаева в год покупки составил 6 млн рублей.  Опять попытка скрыть реальное положение дел своей семьи, или часть многоходвки в какой-то неблаговидной схеме?

И таких нестыковок, малопонятных телодвижений и подозрительных бизнес-решений в деятельности Агаевых насчитывается очень много. При этом их основная работа на поприще представительства интересов своих избирателей, судя по всему, делается по остаточному принципу.

Например, по имеющейся информации в 2016 году Ваха Агаев был только на 60% заседаний нижней палаты парламента. Законопроектов, внесённых по его собственной инициативе за все годы оказалось совсем мало — едва ли пара десятков. И это за почти десятилетие.

Еще хуже дела у него с публичными выступлениями с трибуны Госдумы. Будто бы за пять лет работы с 2011 по 2016 год он не выступил перед коллегами ни разу. Действительно, зачем рвать глотку, когда все реальные дела по продвижению собственного бизнеса решаются в кулуарах и кабинетах?

Зато «нужные» себе законопроекты отец и сын Агаевы в период нахождения Бекхана в Госдуме творили сообща. Несмотря на все политические разногласия между КПРФ и Единой Россией, которые они представляли.

Например, вместе продавливали изменения в законодательство об оценочной деятельности и новшества в процедурах создания акционерных обществ. Явно очень нужные простым людям законопроекты. Или очень нужные людям совсем не простым?

Вообще, чувствуется, что к политике у Агаевых подход не иначе, как к выгодным инвестициям. И они продолжают эти инвестиции наращивать. Буквально — вкладываться в политику деньгами, явно ожидая барыши для себя и своих структур.

Например, есть информация, что именно компании, связь с которым приписывают Вахе Агаеву, направили в КПРФ самые крупные пожертвования в 2016 году — 43 млн рублей. Отметим, эта сумма близка к максимально допустимой по закону величине пожертвования от одного юридического лица – 43,4 млн рублей.

Кроме того, 43 млн рублей пожертвовало партии ЗАО «Производственно-коммерческое предприятие Кунцево». Тогда его генеральным директором называли Сергея Шерякова. Он же входил в Совет директоров «Расчетно-Кредитного банка», 100% которого тогда принадлежало Вахе Агаеву.

От самого «Расчётно-Кредитного банка» тоже поступили пожертвования. И тоже в размере, близком к предельно допустимому — 43 млн рублей. Такую же сумму коммунисты получили от уже известного агаевского ООО «Юг-Нефтепродукт».

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: такие серьёзные вложения делают с одной единственной целью — чтобы их отбить и обязательно поиметь «плюс» сверху. В ситуации, когда твоя партия и депутатская каденция воспринимаются как приложение к бизнесу, это совсем не удивительно.

И как КПРФ «терпит» в своих рядах такого «прожженного» капиталиста, как Ваха Агаев? Времена идеологических догматов давно ушли, а десятки миллионов рублей для партии определённо не лишние.

И что с того, если Агаев использует мандат депутата для решения своих личных вопросов и обогащения? В конечном итоге, это оказывается выгодно всем. Кроме избирателей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *