Никто не хочет заплатить: почему захлебывается мусорная реформа

Мусорная реформа в России, с января охватившая 71 регион, может не дожить и до конца года

Такой прогноз составлен экспертами в преддверии встречи с Владимиров Путиным и похоже, не стал неожиданностью для участников мусорного рынка. Основная причина для пессимистического развития событий – низкая собираемость платежей.

Региональным операторам элементарно не платят, из-за чего часть из них могут прекратить свою работу.

По сообщениям в СМИ, в среднем в стране собирается 50,3% платежей. На грани закрытия операторы из Дагестана и Самарской области, где собираемость составляет всего 5%. Большие проблемы в Адыгее (14% ), Кабардино-Балкарии (15%), Пермском крае (20%), Новосибирской и Ульяновской областях, Алтайском и Красноярском краях, где сбор денег с населения составляет не более четверти от положенного.

— Информация по неплатежам подтверждена, — сообщил «НИ» член Экспертного совета Комитета ГД по экономической политике, промышленности,инновационному развитию и предпринимательству, член Общественного совета АНО «ЭКОЛОГИЯ» Андрей Умников. — Кобылкин говорил о каких-то ошибках в учете населения, как причине получения РО «фиги» вместо платежей, но это все отговорки, а реальная причина — люди понемногу начинают вникать в мусорную аферу и задавать себе вопросы — а за что мы платим?

В самом деле, за что? Если для населения придумано заочное заключение договоров с региональными операторами на предоставление «обрезанной» коммунальной услуги «обращение с ТКО» — без сбора, обработки и утилизации (переработки), которые РО обязаны выполнять по закону, то акты выполненных работ никто еще не отменял, пусть докажут, что они ТКО хотя бы вывезли на полигон, а не в лес, а еще покажут акт об обезвреживании ТКО, которое входит даже в их, извините, «кастрированные», услуги. Но ничего этого нет. Населению предложено просто тупо платить по завышенным тарифам и ни о чем не спрашивать. Мы неоднократно предупреждали, в том числе и у вас, в «Новых Известиях», что на фоне общего обнищания народа значительное увеличение платы за вывоз мусора (а РО по факту только вывозят) незамеченно и безболезненно не пройдет.

О мусорной» реформе вроде бы и говорили годами, но она все равно стала сюрпризом для значительного количества россиян. Об этом заявила исполнительный директор национального центра общественного контроля НП «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева, представив данные мониторинга обращений в Центр. По сути получается, что «люди столкнулись с нехваткой информации о сути изменений, целях реформы и причин изменения платежей.

Разворотнева сообщила, что «ЖКХ Контроль» провел анализ 8,3 тысячи обращений, которые поступили за три месяца 2019 года. Большинство из них связанны с «мусорной» реформой. Тарифы выросли в разы, а услуг региональных операторов многие города так и не увидели. При этом с местных властей снята ответственность за вывоз отходов — на возмущение народа они разводят руками и отвечают, что никак не могут повлиять ни на размеры тарифов, ни на качество услуг. А «откровения» со стороны мелких чиновников все чаще звучат в сторону обвинения федералов в созданных проблемах.

Перепихивание законных вопросов граждан по вертикали и горизонтали лишь обостряют главные претензии: почему нельзя было провести эту реформу по-человечески? «Для начала построить мусоросортировочные и мусоросжигательные заводы, оборудовать специальными баками и контейнерами все дворы и дома, довести информацию по раздельному сбору мусора до всех граждан России, пояснить и обосновать нам, откуда взяты цифры по сбору мусора на 1 человека, показать реальные факты» – на таком развороте реформы настаивает общественный комитет собственников жилья из Ульяновска, рассылая свои обращения в правительство, Госдуму, где, как им кажется, просто не в курсе, что в регионы спустилине реформу, а всего лишь «новый налогна старый мусор», ведь сделанного –«ноль с хвостиком, а тарифы — будьте любезны — уплатите в полном объеме».

Часть регионов Сибири, заподозрив неладное, признали себя не готовыми к введению новой системы обращения с отходами. С одной стороны, жителям с нового года предложили платить в 1,5-2,5 раза больше за те же услуги, которые они уже получают, с другой – инфраструктура оказалась прежней, и остается такой до сих пор. Регоператоры в Новосибирской области, Красноярском и Алтайском краях могут прекратить работу. Жители регионов отказываются платить им, несмотря на «воспитательную» работу властей и закрепление территорий «за перспективными» структурами, связанными с «Ростехом», влиятельными бизнесменами и депутатами». Подводя итоги первых месяцев реформы, клуб сибирских губернаторов вынужден признать,что « единые региональные операторы пока выглядят прослойкой для дополнительных поборов и не более того.» Депутат Госдумы Алексей Куринный в своих выводах идет еще дальше: «Мусорная реформа однозначно провалилась! В итоге те же самые компании будут вывозить тот же мусор на те же самые свалки. Изменится только цена — за ту же услугу россиянам придется платить в несколько раз больше. Вот и весь итог вашей «реформы».

Добавляют проблем дороги, а точнее, их отсутствие. К примеру, в восточной зоне Татарстана нет подъезда к 125 населенным пунктам, в западной зоне — к 104 деревням и селам. Нет там и контейнерных площадок. Весной и осенью туда мусоровозам не добраться, то есть услуги-то фактически не оказываются, но платить все равно надо!

Как регоператоры выходят из неразрешимой казалось бы ситуации, рассказала в сети многодетная мать из Свердловской области Анастасия Приставкина, сфотографировав неказистый мусорный контейнер, появившийся на окраине их села Филькино. Фото выложено для всеобщего обсуждения судьбы глобальной реформы в их отрезанном от жизни хуторке.

Отрезанным ломтем эта часть села Филькино стала летом 2017 года, после того как незадачливый водитель «КАМАЗа» въехал на деревянный мост и проломил конструкцию. Рухнувшие в речку Каква балки отрезали восемь семей, проживающих на правом берегу, от берега левого, где находятся магазины, школа, детский сад. Объездная дорога — более десяти километров по грунтовке. Восстанавливать мост администрация районного города Серов посчитала экономически невыгодным, тем не менее в январе нынешнего года жителям пришли квитанции об оплате за домашние отходы – по 160 рублей счеловека.»За что? Ведь к мусоросборщикам все равно не добраться!». Выход власти нашли — предложил деревенским самим относить мусор в ближайшие контейнеры за… десять километров в соседнее село Медянкино.

Скандал вынудил регоператора искать альтернативу. В отрезанную часть Филькино каким-то чудом притащили мусорный контейнер и поручили жителям следить за его наполняемостью. Вопрос — как они будут забирать с хутора отходы? – повис в воздухе. Причем, в прямом смысле – рассматривается идея вывозить мусор на свалку с помощью вертолета раз в месяц. Если, конечно, денег хватит: на хуторе проживает 20 человек, с каждого по 160 рублей – три двести в месяц. Аренда вертолета на один час стоит в несколько раз дороже, так что пока накопят – зароются в мусоре по самые крыши.

Но есть и примеры, когда сами жители исправляют доведенную до абсурда реформу.Товарищество собственников жилья на Севастопольской, 81 в городе Азове Ростовской области, всего лишь установив видокамеру возле мусоросборников, сумело доказать, что норматив на услугу не соответствует реальному объему накопления отходов по их дому, и сэкономило жильцам почти 100 тысяч рублей.

Мусорная реформа в Азовском районе стартовала с октября прошлого года в качестве пилотного проекта. Изначально планировалосьначислять за услугу по нормативу накопления ТКО — 126 рублей с каждого жильца.

— Мы с самого начала были не согласны с нормативами по нашему дому и решили наглядно доказать, что реальный объем мусора завышен в три раза, — рассказал «НИ» председатель ТСЖ,подполковник в запасе Сергей Можейко. — По закону плата за вывоз отходов начисляется или по нормативу, установленному региональной службой по тарифам, или по объему мусорных баков. Мы выбрали второй вариант. За это пришлось побороться с региональным оператором, но нам удалось настоять на своем. Потому что к реформе мы подготовились заранее, купили за 8 тысяч рублей видеокамеру, установили ее,и в режиме реального времени несколько месяцев отслеживали наполняемость баков и фиксировали данные в специальной ведомости.

Документ в виде таблицы, подкрепленный записью с камеры видеонаблюдения, помог азовскому товариществу в финансовом споре с региональным оператором. Если бы не видеофиксация, рег­оператор выставил бы товариществу счет на 127 тысяч (!) рублей за три месяца прошлого года, в итоге же оно заплатило всего чуть более 34 тысяч рублей за фактический вывоз мусора.

— Конечно, оператору это не выгодно, — рассуждает Можейко. — К примеру, за январь было вывезено не более 30 кубов, а по нормативу получилось бы почти в три раза больше. Они злятся, что теряют деньги и не знают, что с нами делать. Но на то и реформа, чтобы научить людей считать и оплачивать только выполненную работу. Жаль, что люди этого не понимают и единственное, на что способны, — на все лады проклинать новшества. Далеко ходить не надо. Управляющей организации, обслуживающей соседнюю многоэтажку, где проживают на сорок человек больше, регоператор ежемесячно начисляет плату в размере около 47 тысяч рублей. Представляете, какая сумма набежит за несколько месяцев?

Азовский оператор пугает взбунтовавшихся жителей, что их эксперимент прикроют и будут брать с ТСЖ плату по нормативу, установленному региональным законом. Но бывший военный, за 11 лет на посту председателя ТСЖ превративший его в образцово-показательное, без долгов и с приличным резервным фондом, на средства которого уже построена спортплощадка, отремонтированы фасад и крыша здания, заменены трубы в подвале, не собирается сдаваться без боя.

— Будем решать проблему в суде, опираясь на Закон о защите прав потребителей, — говорит Можейко. – Там четко сказано, что нельзя брать плату за услугу, которая не была оказана. Нам приписывают две трети несуществующего объема мусора. За что платить? За воздух или за хотелки регоператора?

К слову, тем же вопросом задаются не только энтузиасты- одиночки. Например, в Тюменской области, прежде чем ввести платежи, в течение года в буквальном смысле взвешивали мусор, чтобы понять, кто, где и сколько выбрасывает. Исследование проводилось по 25 категориям. «Получилось 276,9 кг на человека в год в многоквартирных домах и 237,4 кг в индивидуальных жилых домах. В сравнении с результатами других регионов, норматив у нас реальный и справедливый», – считает тюменский губернатор Александр Моор.

Пока Тюмень со своими справедливыми подсчетами добилась только того, что на нее косо смотрят из соседних регионов, где нормативы им подсчитывала Москва, — и они составляют по 400-500 кг мусора на человека в год, без учета того, где производится этот мусор – в Заполярье с его единственной консервной банкой на 100 квадратных километров, или в густонаселенном Омске, заполняющем придомовые баки со скоростью автоматной очереди. Казус реформы еще и в том, что тариф на вывоз консервной банки из Заполярья в разы выше, чем в других северных и сибирских регионах, где под давлением народных протестов власти все же пытаются привести в чувство грабительские платежи.

Регоператоры не поддерживают такую политику. «Это массовая истерия. Многие думают, что если утвердить не 120, а 89 рублей в месяц, то люди им за это будут благодарны. Еще один способ уменьшить плату – занизить норматив. В среднем один человек ежегодно производит 400–500 кг мусора. Если этот норматив на бумаге становится в два раза меньше, то реальная неоплаченная часть не будет вывозиться. В итоге это может привести к банкротству регионального оператора, проблемам с вывозом мусора и соответственно политической нестабильности в регионе», – утверждает исполнительный директор ассоциации «Чистая страна» Руслан Губайдуллин.

Что на это сказать? Сохранение «политической стабильности» сплошь и рядом оборачивается обыкновенным опустошением карманов предпринимателей, которым гораздо труднее увернуться от оброка, чем простым гражданам. Например, представители одного из казанских торговых центров рассказали «НИ», что до Нового года мусор у них забирали за 5 тысяч рублей, а теперь сумма — 200 тысяч!

Еще хуже тем бизнесменам, кто открыл мусоросортировочное и мусороперерабатывающее производство задолго до реформы. С ее началом дележка «мусорного пирога» вырвалась наружу: регоператоры обвиняют бизнес в том, что он «обезжиривает» отходы, установив контейнеры для пластика и макулатуры и вывозя их из-под носа у регоператоров. В свою очередь, переработчики, не стесняясь, называют регоператоров «мутными компаниями», готовыми на все, лишь бы увеличить объемы вывозимого мусора.

В Азове, на Севастопольской, 81 жители буквально с ружьем караулят пластик, который решили сдавать коммерческой фирме на переработку. Общий объем вывозимого мусора в многоэтажке снизился еще больше. Регоператору это не понравилось, мусоровозы громят чужие контейнеры, всеми правдами и неправдами захватывают отсортированный пластик и валят его в свою кучу.

Скажете, это мелочь? Но вот 1 января 2019 года был вынужден закрыться единственный в Тамбовской области мусороперерабатывающий завод, куда приезжали для обмена опытом из соседних областей, приводили на экскурсии школьников, чтобы показать, как должна идти правильная сортировка мусора. Его работники — почти двести человек — оказались одной ногой на улице. И все это — ради новой, огромной, классической свалки, куда уже вовсю свозят тамбовский мусор. Чиновники отчитались наверх, что построили суперсовременный полигон твердых отходов с использованием новейших технологий, что он будет положительно влиять на окружающую среду и даже улучшит экологию региона.

Спасибо,что называется, огромное за то, что помойка теперь по уши в нанотехнологиях. Но переработка-то чем не угодила?

— Меня сейчас обвиняют в том, что я поспешил с увольнениями, — выступил Игорь Блюм, генеральный директор завода, на пресс-конференции перед областными СМИ. — Но я поступил в соответствии с трудовым законодательством. Наш завод с 2019 года по непонятной причине был вычеркнут чиновниками из территориальной схемы транспортировки мусора. Это значит, что с 1 января мусор к нам больше не повезут. А как может мусороперерабатывающий завод работать без мусора?..»

Похожие проблемы и у орловского завода Эко-сити. Правда, здесь новому регоператору с поэтическим названием «Зеленая роща» не удалось выдавить переработчика с рынка, но теперь его пытаются завалить таким мусором – типа автомобильных покрышек, с которым не могут справиться сами. Кстати, утилизация покрышек по каким-то необъяснимым причинам, выпала из обязанностей регоператоров, этот вид отходов никак не прописан и в федеральном законе. А города и пригороды буквально завалены этим добром. «Зеленая роща» не придумала ничего лучшего, как нажаловаться в горсовет на «Эко-Сити», который не принимает проблемный мусор, не имея возможности его переработать. Редкий случай, но и в горсовете регоператор получил от ворот поворот.

– Если вас не устраивают перевозчики, полигоны, мусороперерабатывающий завод – покупайте себе машины и стройте заводы, у вас контракт на 8 миллиардов, вы можете себе это позволить, – цитирует заявление депутата Александра Головина интернет-издание «Орел таймс». – Своими действиями, тем, что мусор лежит по всему городу, вы показываете, что у вас нулевой менеджмент. Вы за полгода не навели у себя порядок и не знаете, как вывозить мусор, чем вывозить, с кем кооперироваться и в какую сумму вам обойдется перестройка на новые рельсы. Задумайтесь, зачем вообще выходить на рынок, не представляя этих проблем.

Практика покажет в ближайшее время, насколько состоятельны регоператоры, полагает председатель Российского экологического общества Рашид Исмаилов. По формальным признакам они отвечают требованиям, иначе они не прошли бы конкурс. Но, судя по всему, не все из них смогут оправдать доверие. Одна из ключевых причин – завышенные маржинальные ожидания предпринимателей. Многие просто не рассчитали свои силы. Но это естественный процесс. Здоровый бизнес останется.

Напряжение на мусорном фронте нарастает со всех сторон, отмечает ипредседатель комиссии Общественной палаты по экологии Альбина Дударева. Но она призывает не рубить с плеча, а дать регоператорам кредит доверия: «Говорить сегодня о работе регоператора еще рано. Если мы все вместе сразу изначально начнем не доверять бизнесу – это неправильно. Давайте дадим ему поработать, но в то же время регоператоры должны быть не только под постоянным нашим контролем, но и иметь нашу экспертную поддержку. Мы должны делиться с ними своими наработками, чтобы улучшить систему, и каждый на своем месте должен задуматься, чем он может помочь».

«Новые Известия» свою лепту внесли – собрали по регионам мнения и оценки народных экспертов, которым суждено вынести мусорную реформу на своих плечах. Надеемся, что они пригодятся раньше, чем над измученным телом реформы про звучит траурный марш.

Людмила Бутузова

Источник:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *